Благотворительный фонд

Кичук Виктория

Собранная сумма
11.37% 16 480,00 ₴
145 000,00 UAH
ПОМОЧЬ

Помочь детям

Введите сумму, которую вы готовы пожертвовать. Спасибо вам!

При поддержке:

Диагноз
Эмбриональная рабдомиосаркома крылонебной ямки справа
Дата рождения
03.05.1992
Место жительства
Одесская область

"В декабре 2014 года мне стало трудно открывать рот. Проснувшись однажды утром, я поняла, что ложка просто перестала помещаться в рот. Почти полгода моим лечением занимались стоматологи-хирурги, ортодонты, а позже и невропатологи, связывая эту проблему с еще более тяжелым диагнозом. К сожалению, все предполагаемые диагнозы оказались ошибочными, а лечение только еще больше усугубило проблему. Много средств и сил было потрачено не на то. К апрелю я уже практически не могла открыть рот, начал неметь язык, позже онемела щека, подбородок и нижняя губа.

В мае, наконец, признали, что проблема не стоматологическая и отправили на более тщательное обследование, где и обнаружилось большое новообразование. По результатам смогли поставить диагноз: фибросаркома крылонебной ямки справа. РАК!!! Это звучало страшно, но никто не отчаивался. Как выяснилось позже, мой случай был не стандартным и с опухолями такой локализации в Одессе вообще не сталкивались. К тому времени, когда обнаружили опухоль, она уже достигла больших размеров, и удалять ее стало слишком опасно для жизни (рядом проходит сонная артерия, яремная вена и много нервных пучков, ее локализация — это почти основание черепа).

Из Одессы отправили в Киев для прохождения курса лучевой терапии. За полтора месяца в Киеве я получила максимально допустимую дозу облучения (радиации). По прогнозам врачей опухоль должна была уменьшиться, и тогда можно было думать об операции. Через 5 недель после завершения курса, на контрольном обследовании, оказалось, что опухоль не уменьшилась, а наоборот увеличилась и распространилась дальше. Мое состояние значительно ухудшилось. Из-за терапии во рту был сильный ожег, я перестала чувствовать вкусы. Рот перестал открываться совсем, вся пища теперь только питьевая, больно не только глотать, больно даже шевелить языком, начал страдать слух. Чувство постоянной боли и ощущение чего-то инородного у себя в голове не покидает, но жить с этим дальше я не хочу.

В 23 года мой образ жизни скорее напоминает жизнь дамы преклонного возраста, а не молодой активной девушки, которой я была раньше. Только окончив университет, я так и не смогла выйти на работу. Украинские врачи сказали, что это крайне редкий случай и операции такой сложности у нас не проводят. Помочь мне смогли в Минске, в РНПЦ онкологии им. Н. Н. Александрова. 4 ноября наконец удалили опухоль. Казалось бы, что уже ничего не стоит на пути к выздоровлению. Но вскоре после сложной операции начались проблемы с заживлением, рот по прежнему не открывался. Врачи не понимали причину. Рана не заживала больше месяца, а все дренажи смогли снять только в середине января.

На контрольном КТ обнаружили, что у меня рецидив и опухоль выросла больше прежних размеров. Такой быстрый рост опухоли был не характерен для моего диагноза, мама забила тревогу. Провели повторное исследование удаленной опухоли, которое показало, что это не фибросаркома, как предполагалось раньше, а эмбриональная рабдомиосаркома, при которой показана химиотерапия. Из-за неправильного диагноза лечение пришлось начинать заново. Сейчас я уже прошла три курса химиотерапии. Рот пока так и не открылся, но уже после первого курса ко мне практически полностью вернулся слух. А после второго началась положительная динамика, опухоль уменьшается.

Из-за того, что лечение проводится в Белоруссии, для иностранных граждан все медикаменты и анализы платные. Первый курс обошелся в 1 167 у.е. Перед вторым курсом химиотерапии у меня обнаружили ряд инфекций и грибок, что является противопоказанием для проведения терапии. Неделю перед химией капали дорогостоящие антибиотики и противогрибковые средства. Счет за второй курс химиотерапии превысил счет за операцию и составил 5 236 у.е. Из- за моей болезни маме пришлось уволиться с работы, чтобы постоянно находится рядом. Государственные выплаты по инвалидности за месяц покрывают только один день пребывания в стационаре. Сколько еще необходимо курсов химиотерапии пока не известно. К сожалению, вернуться на лечение в Одессу я не могу из за необходимости постоянного наблюдения лечащего хирурга. Рот все еще не открывается, а на десне после операции образовался свищ, который требует наблюдения с помощью специального оборудования.

Сейчас моему выздоровлению препятствуют только материальные трудности. Очень хочется закончить лечение, и вернуться к нормальной жизни, но без вашей помощи это невозможно."

Способы оказания помощи смотрите здесь.